Основной контент

«Восхищение на тысячу лет…»

  • Н.Н. Козлова, г. Кунгур; Д.В. Наумкин, г. Гремячинск
Кунгурская Ледяная пещера имеет в туристском пространстве России исключительное значение. И этому есть причины. Прежде всего, это собственные внутренние свойства объекта, своя «изюминка» – многолетнее оледенение. Даже летом сезонные формы оледенения остаются привлекательными для посетителей благодаря контрасту с внешними климатическими условиями. Чередование огромных гротов и узких проходов, подземные озёра, причудливые формы рельефа, подкреплённые цветовой гаммой прожекторов – всё это позволяет считать сегодняшний вариант пещерного маршрута оптимальной формой подземной экскурсии.
А началось всё 96 лет назад. В мае 1914 года на территории Российской Империи произошло знаменательное событие – кунгурский мещанин Александр Тимофеевич Хлебников взял пещеру в аренду у земства, чтобы развивать в ней массовый туризм. Это было настолько необычным занятием для частного предпринимателя того времени, что мало кто верил в успех.
Александр Тимофеевич происходил из очень известной в Кунгуре семьи, чьи корни уходят в XVIII век. Один из его предков – Иван Хлебников – возглавил оборону города от пугачёвских войск. Другой – двоюродный дед К.Т. Хлебников – был известным путешественником, учёным и администратором русских владений в Северной Америке1. По его примеру А.Т. Хлебников также отправился путешествовать: через Сибирь, Приморье и Японию его путь лежал в США2. Возможно, что именно там ему пришла в голову мысль обустроить и использовать для экскурсий Кунгурскую Ледяную пещеру. Пещерный туризм в США в то время был уже весьма развит. Вернувшись домой, А.Т. Хлебников принялся за дело. С Кунгурской Ледяной пещерой была связана вся его дальнейшая жизнь. В 1914 году он открыл первый экскурсионный маршрут.
Сегодня Кунгурская Ледяная пещера готовится к 100-летнему юбилею экскурсионного использования, который будет отмечаться в 2014 году. Исторической ценностью являются любые факты, рассказы, артефакты, связанные с посещением подземного лабиринта в прошлом столетии. В настоящей статье представлен ретроспективный анализ записей – отзывов посетителей пещеры, побывавших в ней с 1948 по 1965 год. Пять тетрадей с отзывами посетителей хранятся сегодня в Кунгурской лаборатории-стационаре Горного института3. Все записи можно условно поделить на три временных категории. Первая – конец 1940-х годов. Вторая – десятилетие 1950-х годов, когда экскурсии проводил племянник А.Т. Хлебников Виктор Михайлович. Третья категория – это записи 1960-х годов.
Прежде всего, нас заинтересовала тетрадь «Внутренних распоряжений» 1949 года. Это время начала стационарных научных исследований пещеры. Рядом с ней появилось учреждение, подчинявшееся МГУ – Уральский филиал комплексной научно-исследовательской карстово-спелеологической станции. Возглавляли его молодые учёные Я.П. Щур и В.С. Лукин4. Именно эти энергичные люди составляли первые научно-популярные тексты экскурсий. С их подачи началась популяризация основ геологических знаний в процессе экскурсионной деятельности. Это был, безусловно, ценный опыт, заложивший определённые традиции в кунгурской туристике. До настоящего времени опорой для написания экскурсионного текста по любой тематике служит научная литература. В.С. Лукин позднее стал одним из выдающихся отечественных карстоведов, учёным с мировым именем. Ему первому после многолетнего перерыва в советское время было присвоено восстановленное звание «Почётный гражданин города Кунгура». О Вячеславе Семёновиче написано много и сложно добавить что-то ещё5.
Внедрение научных основ в повседневную экскурсионную практику было сложным. Например, инструктором-проводником тогда работала А.П. Хлебникова, молодая девушка, которой было чрезвычайно трудно следовать распоряжениям В.С. Лукина и Я.П. Щура – ведь они заставляли её читать скучную научную литературу и запрещали кокетничать с туристами! Это видно из заметок-замечаний того же Я.П. Щура, оставленных в тетради «Внутренних распоряжений» (и это повторяется почти с каждым новым экскурсоводом на начальных этапах подготовки). Для нас чрезвычайно ценной является фраза, которая и сегодня актуальна для профессионального становления экскурсовода: «…Без постоянного обновления знаний, без рефлексии о проделанной работе, без интереса к знаниям не может быть экскурсовода, а пока – только проводник». Через два года об Ане Хлебниковой мы находим более десятка благодарных отзывов, оставленных в журналах.
Экскурсоводы XXI века в пещере рассказывают о великом служении подземному миру двух родных и близких людей – А.Т. и В.М. Хлебниковых. Память о них увековечена в названии грота, выводящего к Большому подземному озеру. Что же удивляло, запоминалось, чем восхищались туристы, когда экскурсии проводил Александр Тимофеевич?
Вот запись 1948 года студентов Ивановского пединститута, которые с теплотой пишут о встрече на экскурсионной базе у пещеры. Группу встречал Виктор Михайлович Хлебников на станции Кунгур в час ночи. С вокзала до базы они шли пешком. Для гостей были затоплены печи, организовано питание. За душистым чайком А.Т. Хлебников рассказывал о путешествии в Америку, о Мамонтовой пещере, а в 7 часов утра началась подземная сказка.
«Бриллиантовый грот поразил нас настолько, что после выкриков «Этого не может быть!» мы стояли взволнованные увиденным так долго, что только через некоторое время осознали наступившую тишину, нарушаемую треском падающих кристаллов».
«Всех поразила красота ледяного убранства гротов Бриллиантового и Полярного. А забота о туристах на базе у пещеры выражена словами благодарности. Редкое гостеприимство, душевный приём Хлебниковых останутся на всю жизнь».
«Мы навсегда запомним проводника Александра Тимофеевича Хлебникова, который у озера рассказывал две поэмы – о Галилее и о пещере. Хорошо так стало на душе!»
«Сказка ожила! Красиво, страшно, но все страхи забылись через минуту, когда к нам пришёл дедушка Хлебников».
Исключительная забота и внимание ко всем, кто приезжал в пещеру, были, очевидно, заложены Александром Тимофеевичем в то время, когда, будучи ещё арендатором пещеры и стараясь привлечь туристов, он водил экскурсии круглосуточно. Такое отношение было перенято его племянником и поддерживалось позже, до того как пещеру захлестнула волна массового профсоюзного туризма 1980-х годов6.
В июле 1948 года группа школьников из Ильинского района Пермской области «в составе 54 человек рано утром в 5 часов была с большой заботой принята на базе пещеры. Всех напоили молоком с хлебом, и в 6 часов утра Виктор Михайлович Хлебников провёл детей по пещере. У большого озера учитель сказал, что сегодня у одного мальчика день рождения. Виктор Михайлович сделал подарок – покатал на лодке по озеру. У всех захватило дух, когда лодка, освещённая двумя свечами, выплыла из-за утёса. Было так красиво, что это запомнилось на всю жизнь».
Общая тетрадь «Внутренних распоряжений» карстово-спелеологической станции беспристрастна: «Беседу (экскурсию – Н.К.) вёл А.Т. Хлебников, ошибки в изложении фактического материала не замечены». А это значит, что Александр Тимофеевич и до появления научного стационара составлял тексты экскурсий, выстраивал логику изложения, собирал исторические сведения. Ещё до войны он вёл переписку с учёными центральных институтов, заставляя, убеждая их приехать в пещеру, чтобы начать её изучение. Ему было важно понять, как функционирует загадочный подземный мир, как образуются льды, как движутся потоки холодного и тёплого воздуха, как в вечной темноте подземелий вода год за годом, тысячелетие за тысячелетием строит новые гроты. Но самое главное – он умел раскрывать глаза посетителей, добиваясь понимания и восхищения увиденным. Это – подвиг души, и его он передал племяннику Виктору Михайловичу Хлебникову.
Виктор Михайлович вызывал восторг посетителей вплоть до последнего дня работы. К сожалению, рано ушедший из жизни, он был достойным продолжателем дела А.Т. Хлебникова – дела жизни в высшем понимании гражданского долга – популяризации и сохранения тонкого, зависимого от людей мира подземного чуда. В записях 1951 года рефреном звучат десятки благодарностей «за любовь к своему делу»; «за служение чуду природы»; «за прикосновение к тайне». Главное, что видели и слышали туристы от племянника Александра Тимофеевича – Любовь к пещере (с большой буквы). Именно о нём люди отзывались уже не как о проводнике, а как об экскурсоводе. Цепочка «проводник-инструктор-экскурсовод» в записях посетителей сместилась в сторону «экскурсовода» именно в период работы В.М. Хлебникова! Конечно, этому можно предложить и другое объяснение – становление и общее развитие советского экскурсоведения. Но несомненно, что основы научно-популярного и занимательного путешествия по пещере были заложены Хлебниковыми, которые работали, не считаясь с выходными, личным временем, а нередко и временем суток, часто без адекватной оплаты своего труда. Восторженные отзывы о В.М. Хлебникове продолжались до 1957 года.
Но все благодарные слова о красотах пещеры заканчивались одним – возмущением по поводу того, что сегодня мы называем туристской инфраструктурой. «Пройдя по пещере, мы почувствовали холод древних веков, гигантскую силу, которая таится в глыбах камня и льда… Наука поможет пещере, а электрификация её украсит. Жаль, что нет транспорта до пещеры и буфета», – так увидели мир и благоустройство пещеры артисты Свердловской оперетты. А следом идут другие высказывания от посетителей из Алапаевска, Ирбита, Москвы, Иванова, Новосибирска… Ответственный редактор городского радиовещания Молотовской области В.П. Климов предложил написать письмо председателю Президиума Верховного Совета СССР Швернику с просьбой о помощи в организации электроосвещения в пещере, а также решить вопрос о рекламе и издании открыток и книг. Увы! На наш взгляд, никто, кроме сотрудников пещеры, эти записи не читал. Справедливые претензии посетителей о давно назревшей необходимости строительства дороги к пещере, об отсутствии сувенирной продукции и научно-популярной полиграфии оставались постоянными вплоть до начала 1970-х годов.
Мечта туристов и жителей Кунгура об электроосвещении пещеры исполнилась несколько раньше. Вот запись 1964 года, сделанная экскурсантами из Кунгурской камнерезной школы (орфография и стиль сохранены): «Пещера интересно освещена. Об этом мечтали до нас родители и все, кто посещал лабиринт. Всё это хорошо показывает всё то необыкновенное, что в ней имеется. В голову приходят сказы Бажова». Через некоторое время группа учащихся камнерезной школы подарила большую гипсовую скульптуру Хозяйки Медной горы, которую установили в гроте Данте. Её помнят многие посетители, бывавшие в пещере ещё в детстве. Детские впечатления очень цепкие, во взрослом состоянии они причудливо преломляются в сознании в искажённо-преувеличенном виде. В наши дни от посетителей почтенного возраста мы часто слышим о сквозных органных трубах, через которые они смотрели из пещеры в небо, о разноцветных сталагмитах, об озёрах, украшенных льдами со сводов, по которым плавали лебеди… Отзыв 1964 года туристов из города Первоуральска это подтверждает. «Природа – лучший скульптор, она создала картину северного сияния, причудливые синие и красные сталагмиты, художественные портреты Маркса, Калинина. Возможно, всего этого мы бы не увидели, если бы не экскурсовод, именно он показал нам все тайны пещеры».
Сегодня во время экскурсии посетителям демонстрируются каменные фигуры естественного происхождения: Черепаха, Царевна-Лягушка, Кабан, Носорог, Крыса. Туристы с богатым воображением регулярно дополняют и пополняют этот подземный «зверинец», что возможно благодаря периодическим изменениям в системе освещения. В 1964 году прослеживается ещё и идеологическая направленность, в подземном мире люди встречали коммунистических деятелей.
В том же 1964 году коллектив московского театра им. Ленинского комсомола, выразив восторг от пещеры, пригласил всех сотрудников пещеры в Москву на ул. Чехова, 6, увидеть спектакли и встретиться с актёрами. Кто воспользовался приглашением, нам не известно.
В этот же период среди отзывов нами выявлена юмористическая запись рядовых воинов Советской Армии, которые сообщали: «…рядовой Терёшин, испив воды из озера, проглотил рачка…» и обещали его теперь заспиртовать вместе с самим Терёшиным.
А 29 января 1964 года студенты Ярославского пединститута благодарили за возможность посетить заозёрную часть пещеры, в то время закрытую для туристов. Именно во время этой экскурсии на карте пещеры появилось название «грот Романтиков», где были наиболее трудные для прохождения участки. Впоследствии название было официально принято7.
Если в 1940-50-е годы отзывы были очень подробными, начинались со слов: «Мы, туристы из Новосибирска, в составе 37 человек, сегодня посетили легендарную пещеру…» (далее описывалось путешествие, указывались наиболее красивые гроты и длинные восхищения чудом природы), то в 1960-х они стали более лаконичными, тексты сократились до фраз: «Мы в восторге, всё, что увидели, превзошло наше ожидание!». Изменился даже почерк экскурсантов – на смену чётким, иногда каллиграфическим записям с изящными росчерками и завитушками (явное наследие дореволюционного образования), выполненным выцветшими чернилами, пришли малоразборчивые каракули, сделанные (чем позднее, тем чаще) шариковой ручкой. Абсолютно грамотных записей, безупречных с точки зрения русской грамматики, одинаково мало во всех пяти книгах отзывов…
Приближаясь к 100-летию экскурсионной деятельности в пещере и анализируя опыт работы предшественников, мы испытываем противоречивые чувства. Да, сегодня Кунгурская Ледяная пещера другая. В последние годы её образ дополнительно расцвечивается целым рядом легенд, мифов, сказок8, обогащая тем самым внутреннее содержание туристского ресурса. В пакет предложений предприятия, помимо стандартной экскурсии, входит действующий с 2008 года маршрут по «лабиринту» (Малое кольцо) с элементами экстрима и демонстрацией лазерного шоу. В парке у входа выросла «деревня Ермака», а скромную «базу» по приёму туристов давно заменил туристско-развлекательный комплекс «Сталагмит». Всё это прекрасно, но что-то мы безвозвратно утратили. В первую очередь – то отношение к людям, приезжающим в пещеру за тысячи километров, когда главным для экскурсовода было «очаровать» их пещерой, когда они не думали ни о деньгах, ни о затраченных на туристов силах и времени, будь они хоть из Москвы, хоть из глухой деревни. Сегодня только единицы экскурсоводов сохранили подобное отношение к работе. Что ж, теперь другие времена… Остаётся лишь восторгаться тем, как беззаветно служили пещере люди в не такие уж и далёкие годы.
Верим, что каждое туристское десятилетие Кунгурской Ледяной пещеры по-своему интересно и достойно подробного освещения. Чего только стоит феерический взлёт массового профсоюзного туризма на волне 1970-х и в 1980-е годы! И его крах в жуткие 1990-е годы, на наших глазах превратившиеся в Историю… Эти периоды ещё ждут своего осмысления и освещения в печати.
________________________
1. Останин С.В. Кирилл Хлебников и Сан-Франциско: первое посещение // Грибушинские чтения – 2009. – Кунгур, 2009. – С. 153-156; Останин С.В. Тайны сгоревшей переписки // Там же. – С. 157-160.
2. Долгих Л.А. Страницы жизни А.Т. Хлебникова // Словцовские чтения – 2002. – Тюмень, 2002; Долгих Л.А. Страницы жизни А.Т. Хлебникова // Пещеры. – Пермь: ПГУ, 2008. – Вып. 31. – С. 197-214.
3. ККМ. НВ 21/1-5.
4 Наумкин Д.В. Кунгурской лаборатории-стационару ГИ УрО РАН – 60 лет // Инженерная геология. – 2008. – №3. – С. 68-75; Наумкин Д.В. Карст и его исследователи (к 60-летию Кунгурской лаборатории-стационара) // Девятые Всероссийские научные чтения памяти Ильменского минералога В.О. Полякова. – Миасс: ИМин УрО РАН, 2008. – С. 86-101.
5 Андрейчук В.Н. Полвека у Ледяной пещеры. – Сосновец: изд-во Силезского ун-та, 2000. – 117 с.
4. Козлова Н.Н., Наумкин Д.В. К истории развития экскурсионного обслуживания посетителей Кунгурской Ледяной пещеры. 1980 годы // Грибушинские чтения – 2009. – Кунгур, 2009. – С. 373-376.
6 Кунгурская Ледяная пещера: Опыт режимных наблюдений/под ред. д. г.-м.н. В.Н. Дублянского. – Екатеринбург: УрО РАН, 2005. – 376 с.
7 Рапп В.В. Легенды и мифы Ледяной пещеры. – Пермь, 2001. – С. 88-89; Рапп В.В. Мифология и краеведение // Грибушинские чтения – 2006. – Кунгур, 2006. – С. 286-289.

1 Комментарий

  • 1

    1"'`--

    1

    avatar arachni_name 23.04.2018 0:50:56

* Обязательные поля

Ваши комментарии?

О музее

О музее

Адрес музея: Пермский край, г. Кунгур, ул. Гоголя, 36

Телефон: 8 (34271) 2-43-94

Режим работы: Ежедневно - с 10.00 до 17.00, выходные дни - понедельник, вторник подробнее О музее

Новости музея

Все новости

Ближайшее событие

По заданным настройкам события не были найдены

Ссылки

Статьи

Ссылки

Ссылки